Дельфин в чашке кофе

Записи с темой: мф (список заголовков)
12:31 

Список прочитанный книг

А за кулисами Хайд и Джекилл пили виски на брудершафт...
Тут я веду список прочитанных книг. Я читаю маловато в последнее время, но стремлюсь к лучшему и коротко описываю здесь прочитанные книги и свои впечатления о них.


2018


Нил Гейман "История с кладбищем"
Нила Геймана я узнала по невероятно захватывающим сценариям к сериям "Доктора Кто", потом по рассказам подруги, потом по шикарным "Американским Богам". Сейчас он является одним из моих любимых авторов. Возможно потому, что его истории, порой страшные, опасные, смертельные и захватывающие всегда светлые. Всегда про свет. И про тот, который в конце туннеля, и про Тот, и про человеческий и не-человеческий.
У Геймана в разгар самой страшной беды и самого жуткого страха не пропадает ощущение, что все будет хорошо. Не факт, что это "хорошо" вам понравится, но вот что оно будет правильным - это точно.
"История с кладбищем" или если следовать авторской стилистике скорее "Книга кладбищ" (как "Книга джунглей" Киплинга) - тоже такая история. Про взросление, про приключения, про людей, которые совсем не люди и про не-людей, поступающих по-человечески.
Кто-то назвал Геймана Мастером мистического реализма, и я не знаю более верного определения.

Рэй Брэдбери "Вино из одуванчиков"
Все не было настроения продолжить читать эту книгу. Но вот лето перевалило за середину, а я снова с книжкой в руках.
Знаете она такая... летняя. Про детство, про воспоминания, про то, из чего состоит лето.
Хорошая книга, невероятно узнаваемый слог Брэдбери, много тем для размышлений.
И начинаешь вспоминать из чего состоит твоё лето.
Из невероятно душистого запаха трав по утрам.
Из долгих прогулок долгими летними вечерами.
Из поездок на вечернем трамвае, нагретом солнцем, скользящим по тёмным улицам.
Из воды, к которой всегда тянет летом. Будь то ручеек возле бабушкиной дачи, огромное море, озеро, река или карьер.
Из кофе ранним утром часов в двенадцать или вечером уже после заката.
Из запахов нагретой земли, трав, солнца, воды смешавшихся в невероятный коктейль.
Одна большая Машина Счастья для каждого, кто может её заметить.

Макс Фрай "Мертвый ноль"
Люблю серию Сноведений Ехо! Что ни книга, то совершенно прекрасная невероятная история! Эта так же хороша как и другие. И смешно, и грустно, и весело.
Мне понравилось.

Макс Фрай "Сказки старого Вильнюса VII"
Местами прям очень хорошо. Местами - не очень. Но все равно радуют знакомые персонажи :)
Такую книгу хочется открывать под настроение и читать избранные вещи.
Но все равно, самыми сильными, считаю сказки 1-2-3.

Макс Фрай "Сказки старого Вильнюса_6"
Много про смерть, страхи и надежду. Немного печалит, что опять есть рассказы-повторы, которые есть в других книгах. И что не все рассказы дают ссылку на конкретную "улицу".
Но новые рассказы весьма хороши. Многие очень понравились. Как обычно хорошие. Смерть - не конец. Страх не важен. И вообще все будет хорошо. Мои фавориты - про "ангела смерти", "пробуждения", "новую работу" и Нехиси.


Макс Фрай "Небеsное, zлодея"
Еще один небольшой сборник коротких рассказов, заметок и записок от Макса Фрая. Этот в отличии от двух предыдущих отличается большим количеством практических советов и наблюдений, но при этом он же кажется чуть более серьезным. Насколько это возможно, когда дело касается Фрая, конечно.
Сборник пропитан атмосферой лета. Жаркого августа в холодном литовском городе так далеко от моря.
Мне понравилось. Как и остальные книги, эта будет растащена на цитаты.


Нил Гейман "Скандинавские боги
Книга оставила неоднозначное впечатление. Фактически это просто переложение некоторых мифов о скандинавских богах, которые пришли к нам из старых сказаний. Отдельные истории о возникновении мира, о богах Асгарда, о Мидгарде, о богах, о великанах, о чудовищах и людях. Самая непонятная фигура в этих сказаниях - это Локи. То он бросает все на то, чтобы спасти богов, то сам же предает их. Странная фигура. Миф о Фенрире оставил грусть, мне всегда было его жаль. Фраза произнесенная в книге: "Я никогда бы не пошел против богов Асгарда. Но ты Один предал меня, и теперь я убью тебя, когда наступит Рагнарек". Скандинавские боги представлены далеко не положительными персонажами. Они предают, бояться, делают глупости, они, наверное, в больше степени люди, чем другие известные мне боги... Интересная мысль. Как не странно, но больше всего приязни вызывают богини и женщины из сказаний. Даже в главе посвященной затачению Локи, Гейман двумя предложениями показал свое уважение к жене Локи, которая разделяет с ним его наказание и помогает ему.
Некоторые мифы оставляют неприятное чувство, как будто на твоих глазах творят преступление, а ты ничего не можешь сделать.
Но Гейман не был бы Гейманов, если оставил бы все на такой ноте.
Последняя глава, Разнарек, день Битвы Богов, когда Сурт с огненных мечом придет, чтобы убить все сущее, когда боги столкнуться со своими врагами, мертвые из царства Хель с мертвыми из Вальгаллы, когда Фенрир убьет Одина, когда страж врат убьет Локи, а тот убьет его. Когда погибнут все боги...
Конец означает начало. И было два спасшихся человека, Жизнь и Жажда Жизни, от которых пошел новые род людской, и были сыновья Одина, сыновья Тора, были вернувшиеся Бальдр и Хед, была новая жизнь и новая игра в этой жизни.


Аньес Мартен-Люган "Извини, меня ждут"
Совершенно нетипичная для меня книга. Про современную женщину, одержимую своей работой, которая задвигает свою семью, друзей, все свои чувства и эмоции, потому что считает, что они ей только мешают. И что происходит, когда начальник насильно отправляет ее в отпуск.
Взяла книгу с полки в любимой "Кофейной комнате", прочитала несколько страниц и поняла, что чем-то она меня зацепила. Решила купить.
Мне очень понравилось.
Книга главным образом про то, что ограничения и стенки - они внутри нашей головы. Главная героиня Яэль (какое же красивое имя!) решает для себя, что ее шеф достиг всего благодаря тому, что отказался от всего лишнего - семьи, отношений, хобби. И она хочет быть на него похожа. Но прикол в том, что это только ее видение ситуации. Не больше.
Книга и про любовь конечно. Про то, как любовь дарит крылья и энергию.И про семью. И про то, что любимые люди делают нам больнее всего. И про то, что высказывая нам претензии она высказывают нам свои самые сильные страхи. И про то как важно уважать друг другу и дать друг другу время и поддержку.
Яэль в начале книга и Яэль в конце совершенно разные, как маленькая девочка и взрослая спокойная женщина. И при этом она сохраняет свои основные черты.
Мне очень понравилось, что в книге не было дурацкого стереотипа "или работа или семья", когда успешная бизнес-вумен внезапно бросает любимую работу и становится домохозяйкой. Нет, книга про баланс. Про правильный хороший баланс, когда и любимая работа радует еще больше и для семьи в жизни тоже есть место.
В общей оставлю книгу на полке. Может перечитаю еще.




2016


2015

2014


2013

запись создана: 02.01.2013 в 14:54

@темы: книги, фильмы, Мысли вслух, МФ, М.Семенова, Книги

22:19 

Кайпиринья сердца

А за кулисами Хайд и Джекилл пили виски на брудершафт...
Сегодня я исполнила свою маленькую мечту - попробовала Кайпиринью. Ничего сложного, просто коктейль на основе бразильской водки с тростниковым сахаром, лаймом и льдом. Лично мне очень понравилось. Сладость сахара не позволяет почувствовать горечь алкоголя, а лайм смешивает все чувство на языке. Круто. Но все равно главное - это был контекст.
Чем долго рассуждать, я просто приведу этот рассказ есть.
Он о том, что смерти нет. А иногда она еще как есть. А потом ее снова нет.

Улица Бенедиктину
(Benediktinų g.)
Кайпиринья сердца

читать дальше

@темы: МФ, Мысли вслух, цитаты, чужие истории

11:33 

Португальский сплин

А за кулисами Хайд и Джекилл пили виски на брудершафт...
Ходила тут на концерт Ярика, соблазненная программой "Цветы зла". Было время, когда я была очарована мрачной лирикой Шарля Бодлера, и хотя именно "Цветы зла" я не очень любила, но "Парижский сплин" мне понравился очень. Я брала его в университетской библиотеке, а потом искала в интернете понравившиеся рассказы.
Вот и сейчас.
Вспомнила, с чего все началось. А началось то все с Фрая, а точнее с этого его очерка о Бодлере. Фраю я обязана знакомством со могими прекрасными авторами.

Португальский сплин


"Философские фантазии парижского праздношатающегося" — так сам Бодлер хотел назвать свои стихотворения в прозе. И действительно, пока мы переворачиваем страницу за страницей, наше воображение услужливо рисует незамысловатые эскизы похождений "образа автора": безработный и почти безденежный, то одурманенный опиумом, то страдающий от похмелья, он таскается по Парижу, иногда экзальтированно восхищается его улицами, но чаще морщит нос от отвращения, то и дело натыкаясь на несуразные мерзости городского бытия; рассеянно заворачивает к очередной подружке (а они у Бодлера все как на подбор, сильно пьющие, безумные и с тяжелым характером); исподлобья косится на встречных, то и дело некстати поминает склоки с коллегами (ясен пень, беспросветно бездарными и напыщенными). Грустно, забавно и не слишком актуально, правда?

Но что-то подсказывает: все это не то, не так, не о том. Все неправильно! Убогое воображение сдается и отправляется на заслуженный отдых, уступая место читательскому чутью. "Парижский сплин" — это нечто гораздо большее, чем "философские фантазии праздношатающегося", пусть даже и «парижского». Готье писал, что Бодлер "схватил и уловил нечто, не поддающееся выражению". Так точно. Схватил. Уловил. Осмелюсь добавить: из этого «нечта» Бодлер ухитрился построить мост между… Нет, не все так просто, тут без лирического отступления не обойдешься.

Моя подружка учит португальский язык. В воскресенье вечером, за полчаса до заката, мы встретились на Патриарших прудах. Дул теплый ветер, у меня были очки с желтыми стеклами, у нее — с розовыми, и мы рассматривали небо, то и дело меняясь очками.

— В португальском языке есть потрясающее слово: "солдада", — вдруг сказала она. (Я не знаю, как пишется это слово по-португальски, поэтому ограничиваюсь воспроизведением русской транскрипции; ударение, кстати, на предпоследнем слоге.)

Перевод отнял у нас примерно четверть часа, обсуждение — остаток вечера. Чтобы объяснить значение слова «солдада», надо вспомнить так называемую "эпоху великих открытий", многие из которых были сделаны именно португальскими мореходами.

Можно было бы сказать, что состояние, которое испытывает человек, вот уже три месяца пребывающий на колеблющейся палубе корабля, когда родной берег остался так далеко позади, что вернуться туда уже невозможно (для этого попросту не хватит запасов воды и продовольствия); а в существование какого-то иного берега уже невозможно поверить (потому что пропал веселый энтузиазм, охватывающий странника в самом начале пути) — и есть «солдада». Но нет, это еще не все.

Устав болтаться между прошлым и полной неизвестностью (вместо привычного "между прошлым и будущим"), путешественник начинает испытывать ненависть к своим спутникам — без причины и даже без повода. Но он терпит, стиснув зубы, и не затевает свару, потому что знает: корабль сейчас подобен пороховой бочке и никто не пожелает стать безумцем, высекающим искры. И еще он знает, что стоит ногам оказаться на твердой земле, и все пройдет: ненавистные чужаки снова покажутся ему добрыми товарищами по странствию в пленительную неизвестность. Поэтому на корабле воцаряется напряженное, противоестественное дружелюбие, больше всего похожее на дрянную репетицию в самодеятельном театре. Можно было бы сказать, что это и есть «солдада», но это еще не все.

Родные и близкие, оставшиеся дома, постепенно начинают казаться страннику самыми совершенными, идеальными, чудесными существами. Все ссоры забываются, а незначительные мгновения тихого домашнего счастья, вроде бы не несущие мощного эмоционального заряда, кажутся ему райским блаженством. Постепенно путешественник перестает верить, что его близкие существуют на самом деле, он понимает, что они вовсе не живые, реальные люди, а ангелы, привидевшиеся ему во время ненадежного предрассветного сна, и поэтому воспоминания столь обманчиво похожи на реальность, хотя… не так уж и похожи. Путешественник понимает, что никогда больше не сможет оказаться рядом с ними (не потому, что не верит в благополучный исход путешествия, а потому, что понимает: этих людей никогда не было, он их придумал, а значит — все безнадежно!). И он вынужден смириться с этим знанием. Можно было бы сказать, что это и есть «солдада», но и это еще не все…

Дело в том, что друзья и родные путешественника, те, кто остался дома, отлично знают о чувствах, которые он испытывает. Они искренне сопереживают ему, но прекрасно понимают, что ничем не могут помочь: им остается только ждать, а все остальное в руках Провидения. И еще… еще они знают, что из путешествия к ним вернется (если вернется) совсем другой человек, и он будет не слишком похож на того, которого они проводили. Скорее, совсем не похож. Но они все равно ждут.

Все это вместе и есть «солдада». Мост между тем, кто доверился ненадежному темному морю, и теми, кто остался дома. Мост между людьми, которые расстались навсегда — чем бы ни закончилось путешествие. Самая светлая и самая сокрушительная разновидность тоски.

Совершенно очевидно, что французский поэт Шарль Бодлер не был португальским мореплавателем. Но его «сплин» — синоним загадочного португальского слова «солдада».

— Скажи, загадочный человек, кого ты любишь больше — отца, мать, сестру или брата?

— У меня нет ни отца, ни матери, ни сестры, ни брата.

— А друзей?

— Не понимаю, о чем вы: смысл ваших слов от меня ускользает.

— А родину?

— Не знаю, в каких широтах она лежит.

...

— Так что же ты любишь, несуразный чужак?

— Люблю облака… облака, плывущие там… далёко… далёко… сказочные облака!

Это стихотворение в прозе называется «Чужак». Оно открывает сборник, задает тон, создает настроение. Вернее, обрекает на настроение. Читающий Бодлера обречен на своей шкуре узнать точный перевод португальского слова «солдада». Ничего удивительного: любой настоящий поэт — путешественник, отправившийся в полную неизвестность. Палуба под его ногами ходит ходуном, вернуться домой невозможно, а иной берег, кажется, совершенно недосягаем: поэты, увы, не столь удачливы, как мореходы. А удел настоящего ценителя поэзии — оставаться на берегу… и в точности знать, что именно испытывает тот, кто доверился воле ветра и Провидения.

"Парижский сплин" Бодлера — та самая "склянка с настоем опиума", отталкивающие и притягательные очертания которой потревожат вас в самый уютный из вечеров; эта крошечная книжечка — концентрированная «солдада», идеальный мост между поэтом и читателем, странником и тем, кто остался «дома».

Если печаль Шарля Бодлера не утянет вас на самое дно его сердца, которое вдруг по нелепому магическому недоразумению окажется вашим собственным… что ж, учите португальский язык. Или сами отправляйтесь в плавание к иному берегу, которого, скорее всего, нет.

1999 г.
Макс Фрай

@темы: чужие истории, Мысли вслух, МФ

09:53 

Привычный способ

А за кулисами Хайд и Джекилл пили виски на брудершафт...
Пришла домой озадаченная, не расстроенная, а скорее удивленная. Как всегда, когда открывается какая-то новая грань, которая вообще-то всегда была видна, но почему-то не замечалась.
Открыла наугад книжку «Наперsники синея». Как всегда, в тему.



Привычный способ ориентироваться в человеческом компоте на предмет обнаружения т. н. «своих» и т. н. «чужих» сводится к примитивному делению на тех, кто согласен с моим мнением по каким-то фундаментальным для меня вопросам, и тех, кто не согласен.
Так устроен любой человеческий ум (и мой тоже) – он хочет бесконечно утверждаться в своей правоте. Ему кажется (на определенной глубине, труднодоступной для осознания), что это вопрос жизни и смерти.

Но тут такая штука. Начиная с некоторого момента этот принцип отбора окончательно утрачивает смысл. Потому что важным становится не согласие-несогласие, а само умение поставить вопрос таким образом. Погрузиться на ту же глубину и посмотреть на вещи примерно из той же точки, что и я. Какие при этом делаются выводы – дело десятое. До какой бы немыслимой херни ни додумался мой собеседник по любому вопросу, это не имеет никакого значения в сравнении с тем фактом, что он вообще смог этот вопрос сформулировать.
В этот момент я понимаю, что мой собеседник – такая же форма разумной жизни, как я. А не просто что-то с виду более-менее похожее.

Такая же форма разумной жизни, как я – это столь бесконечно ценно, что о какой там уже правоте может быть речь. В жопу ту правоту.

(с) МФ

@темы: МФ, Мысли вслух, Поговорим о капусте, о башмаках, о сургучных печятях и о королях, Шепотом ветра. Обо мне

12:12 

А за кулисами Хайд и Джекилл пили виски на брудершафт...


Идеальная одежда для разных времен года

Летом


....но джинсы – одежда для других времен года, летом штаны должны быть льняные, еще лучше – шелковые, чтобы каждый шаг становился наслаждением, а не досадной необходимостью; и кстати о наслаждениях, летняя обувь должна быть удобна, как крылатые сандалии Гермеса – тряпичные тапки, невесомые кеды, лоуферы из тончайшей кожи, мокасины ручной работы, да все что угодно, лишь бы не натирали, не жали, не соскальзывали с потной ноги, лишь бы не надо было в муках разнашивать, потому что лето – время бесконечной ходьбы по кругу земному, прельстительная задача о пешеходе, который вышел из пункта А, на ходу уплетая черешню или крыжовник, и забыл, куда шел, не на шутку увлекшись процессом, нюхая шиповник и маргаритки со скоростью пять километров в час.

Однако за всеми этими наслаждениями не следует забывать, что именно летом одежда становится приятным излишеством, роскошью, а значит, настоящим искусством – просто потому что больше не нужна для спасения от холода, особого практического смысла в ней нет. И относиться к летней одежде следует соответственно – если она не будет красива, скажите на милость, зачем тогда вообще мы нужны на этой прекрасной земле, которая, по правде сказать, и без нас отлично справляется с созданием красоты в промышленных масштабах, достаточно посмотреть на бабочек и луговые цветы, какие же мы будем дураки, если все это испортим.

Летом, когда красота – священная обязанность каждого честного горожанина, поневоле начинаешь приглядываться к прохожим, выбирая самые совершенные тела, словно всерьез вознамерившись пополнить ими свой гардероб. Стать бы на пару часов вон той загорелой блондинкой в сером шелковом сарафане, или тонким наголо бритым мальчиком в рваных шортах, ухоженным пожилым господином с ястребиным профилем и седыми висками, зеленоглазой женщиной с сотней разноцветных косичек, собранных на затылке тяжелым узлом, рыжим подростком в лазурных индийских штанах… Господи, да это же мое отражение, значит, рыжего отменяем, кто там у нас еще?

(с) Макс Фрай

@темы: МФ, Мысли вслух, цитаты, чужие истории

11:46 

Про отношения с Миром

А за кулисами Хайд и Джекилл пили виски на брудершафт...
Читала тут, Эльвир, твою запись, ну и соответственно вспомнила.

Научиться разгонять облака не очень трудно. Гораздо труднее научиться оставить облака в покое, пусть делают, что хотят. "Пусть делает что хочет" - это и есть формула любви, вернее, ее основа, все выращенное на другой основе, любовью только притворяется.

Если любить жизнь (то есть, позволить жизни быть такой, какова она есть), переделывать погоду просто не придется. Это очень важно - не переделывать погоду. Потому что изменять ее по-настоящему почти никто не умеет, зато бессознательно тратить силы на бессознательные же попытки ее переделать - это умеют все. Вернее, не умеют это прекратить. Да и как научиться прекращать то, чего не осознаешь?

Человек - сосуд, наполненный любовью и страхом. Чем больше одного вещества, тем меньше другого. Все остальные чувства - производные от этих двух. Засада в том, что чувство, которое традиционно называют словом "любовь" - это просто замаскированная разновидность страха (страха упустить свое, страха недополучить и самого страшного страха потерять то, что как бы уже есть). С любовью к жизни ровно та же фигня. Ровно та же.

(с) Макс Фрай





Если посмотреть на то, что происходит сейчас со мной и вокруг меня, внезапно, можно прийти к выводу, что я уменьшаю страх в своей жизни. Отпускаю крепко сжатые кулаки на нитях Мира. Стараюсь меньше напрягаться и проецировать страх.
Этот период своей жизни я могу описать одной фразой: "Делай, что делается и будь, что будет".
Настало время просто посидеть на берегу реки и дождаться, пока мимо перестанут проплывать какие-то дурацкие трупы.

@темы: Шепотом ветра. Обо мне, Мысли вслух, МФ

10:18 

Главное о призвании

А за кулисами Хайд и Джекилл пили виски на брудершафт...
Самое правдивое, что нужно знать о такой вещи как призвание.
Очень люблю эту статью. :)



Самая распространенная ошибка – считать призванием профессию, то есть какой-то конкретный род деятельности, приносящий зримый, осязаемый результат. Задумываясь о призвании, люди обычно прикидывают, правильно ли они выбрали себе специальность, можно ли еще успеть ее поменять, можно ли с таким призванием заработать денег, или можно схитрить, сделав из призвания просто хобби, или жизнь-не-удалась-АААААААААААААА-спасити.

Дык вот, жизнь – она у нас, конечно, не удалась, потому что органическая, а это довольно мучительно. Но тут ничего не поделаешь. Что же касается призвания, оно – не профессия и не занятие. А оптимальный для каждого конкретного существа способ взаимодействия с остальным миром. Иногда так счастливо совпадает, что находится профессия, в рамках которой этот способ довольно удобно реализовать. А иногда складывается так неудачно, что ни профессий, ни занятий, более-менее согласующихся с призванием, в текущей культуре вообще нет (или, что случается чаще, они-то есть, да мы не знаем, что вот именно в этой неожиданной стороне можно найти оптимальную опору).

Но, в любом случае, призвание совершенно не равно профессии. Все не так просто! И как всякая сложность, это дает дополнительную свободу: вариантов оптимальной практической самореализации всегда больше одного. (Хотя бывает, что в текущих условиях меньше одного, то есть, вообще без вариантов, но, как все подлинные драмы, это все-таки довольно редкий случай.)

Другая распространенная ошибка – думать, будто если уж у тебя есть какое-то призвание, невозможно об этом не знать. Еще как возможно! Почти никто на самом деле не знает. Случаев, когда призвание имеет такую огромную силу, что само волочет своего обладателя за собой, не разбирая дороги, и не дает уклониться, шаг в сторону – расстрел на месте, довольно мало. Огромное счастье, когда оно так, хоть и очень опасное для жизни. Действительно опасное, я совершенно не шучу. И очень хорошо знаю, о чем говорю.

Тем не менее, родиться с призванием такой сокрушительной силы – выигрыш в экзистенциальной лотерее. Мало кому достается. Вопрос: что делать всем остальным? Неужели профукивать свою жизнь? Можно, конечно. Но есть еще вариант: включить голову и начать расследование.

…Это вообще вечный выбор: профукать жизнь или включить наконец голову? Выбор, по-моему, очевиден, но чтобы его сделать, надо знать, что он вообще у нас есть.
Так вот, он есть. У каждого, не у каких-то мистических «избранных». Но шансы профукать этот выбор (а вместе с ним жизнь) тоже есть. Они велики.
Но теоретически всякий вполне способен опомниться, включить голову и исследовать себя. Благо эта лабораторная крыса у нас всегда под рукой. Всякое расследование индивидуально, общих, универсальных рецептов тут нет, кроме, пожалуй, одного: вспомнив свою жизнь, выбрав из нее все моменты чистой, дающей силу радости и разложив их рядком, следует проанализировать их не столько на предмет: «чем мы тогда занимались?», сколько: «каким способом мы это делали?» Это не так просто, как кажется (потому что человек в чьем угодно лице в той или иной степени склонен к самообману), но и не невозможно.

Третья распространенная ошибка – бояться, что призвание не совпадет с нашими текущими желаниями.
Бояться бессмысленно: оно скорее всего не совпадет! Обычно не совпадает. Потому что противоречия между интересами духа и инерцией материи никто не отменял. Постоянный конфликт этих противоречий, собственно, и есть человеческая жизнь. Это противоречие – инструмент, предназначенный не для многократного скорбного втыкания в жопу, как может показаться, а для выделки и обработки себя. А выбросить его в кусты при жизни всяко не получится.


(с) Макс Фрай

@темы: МФ, О художниках, цитаты, чужие истории

09:51 

То, о чем я думаю, когда сейчас надеваю пальто поверх свитера и наматываю шарф...

А за кулисами Хайд и Джекилл пили виски на брудершафт...
Идеальная одежда для разных времен года
Весной
Почти все равно что носить весной, главное – почаще менять одежду на все менее и менее зимнюю, чтобы поверить наконец календарю, согласно которому, весна началась целых два… семь… двенадцать… двадцать три дня назад. Еще немного и станет совсем тепло, не может быть, чтобы не стало, так положено, сказано же: «весна». И не просто сказано, а написано на всех языках, миллионы раз, по числу совокупного тиража дурацких календарей, которые ну не могут же лгать хором, все как один, во всем мире, правда?
Толстый свитер заменим на тонкий – ладно, на два тонких, надев их один на другой, пусть зеленые края рукавов торчат из-под лиловых, красиво же, нет? Вместо шерстяных штанов, неоднократно спасавших нас в феврале, наденем другие, весенние, яркие, например оранжевые, или вообще полосатые, ладно, ладно, тоже шерстяные, но тоньше. Честное слово, они гораздо тоньше зимних, а если и нет, сделаем вид, что да.
И, слушайте, что может быть хуже, чем весной продолжать ходить в зимней куртке? Ради такого дела не грех завести еще одну, такую же теплую, но условно весеннюю и специальный набор весенних шарфов – длинных, чтобы развевались на веселом мартовском ветру, который, в отличие от вечно запаздывающего тепла, придет в свой срок, принесет запах мокрой земли, даже если еще стоят морозы, и запах моря, даже если до него сотни километров, волевым решением объявит начало ледохода, не обманет, не подведет, ради него имеет смысл продрогнуть до самых костей, прыгая ранним утром по нерастаявшему еще гололеду в желтых, как солнце резиновых сапогах, которые непременно пригодятся в начале великого весеннего потопа – нынче же вечером, или послезавтра, или в апреле, как повезет.
Какое нам дело весной до собственных отражений в витринах, до взглядов прохожих, до манекенов, оптимистически демонстрирующих футболки с короткими рукавами, шелковые юбки и узкие, хоть с мылом их надевай, штаны. Единственный, кому сейчас необходимо нравиться, – это весенний ветер, поэтому шапки долой, он здесь полновластный хозяин, строгий начальник, взбалмошный, но милосердный принц, специально явившийся в наши северные края из далекой волшебной страны, чтобы перевернуть с ног на голову все, что сочтет легким, а прочее – отменить навек.
И какая разница, как был с утра одет счастливый дурак, если сейчас он с головы до пят закутан в весенний ветер, лучшую одежду для ранней весны.
(c) Макс Фрай


@темы: цитаты, Шепотом ветра. Обо мне, Мысли вслух, МФ

16:39 

А за кулисами Хайд и Джекилл пили виски на брудершафт...
Вход в магическое пространство происходит спокойно и естественно, а не с треском, визгом и экстазом, как учат нас разнообразные сокровища мировой культуры.
Для магического пространства прежде всего характерно полное отсутствие не только страха, но и самой возможности испытывать страх. Если страшно, то это какое-то не то пространство. Морок. Надо плюнуть каку как можно быстрее.
Зато выход из магического пространства почему-то сопровождается приступом эйфории.
Возникает закономерный вопрос: что это за место такое – текущая реальность, если сюда возвращаешься под кайфом? Наркотический бред с галлюцинациями? Или просто луна-парк, где надо развлекаться, а кто не развлекается, тот дурак?
Или что?
(с) МФ "НяпиZдинг Сэнсэе"


Как-то у меня вдруг полетела вся техника. Сначала сломался объектив фотокамеры. Потом начал барахлить компьютер - как я думала, просто перегревался и надо было его почистить. Но тут недавно я его уронила, и он просто периодически стал выключаться. Думаю завести Облако, чтобы всю информацию туда перекинуть. Потом я пару раз уронила телефон - треснул экран, а вчера он вообще отказался включаться, и только под вечер вдруг ожил.
Кажется моя техника нуждается в абгрейде)

@темы: Шепотом ветра. Обо мне, Мысли вслух, МФ

20:11 

Хорошо, когда такие люди есть

А за кулисами Хайд и Джекилл пили виски на брудершафт...
"Самый эффективный способ помочь человеку можно описать формулой: «ты делай, а я буду знать, что у тебя получится».

Не «верить», не «надеяться», не «думать», а именно «знать». Это наиважнейший нюанс.

Так почти никто не умеет. Но надо учиться.

Потому что во всех остальных случаях наряду с практической пользой подшефному наносится не фиксируемый приборами, но зримый и осязаемый ущерб. Просто потому что помогающий (почти всегда неосознанно, и это хуже всего) помещает опекаемого в позицию слабого, беспомощного существа. И при этом фиксирует на нём своё внимание.

Надо, во-первых, очень хорошо понимать, что происходит, а во-вторых, обладать немаленькой личной силой, чтобы уйти из-под такого удара.


Натренировать эту технику («я знаю, что у тебя все получится») можно. Многим вообще достаточно бывает понять, что именно надо делать. Многим другим придётся постараться, но ничего невыполнимого тут нет. А техника очень полезная для всякого, рядом с кем есть хотя бы одно существо, регулярно нуждающееся в помощи.

То есть, для любого из нас.


Кусок хлеба, сто тысяч денег, ночлег, юридическая консультация, ответ на вопрос, даже экскурсия по городу для впервые приехавшего сюда приятеля – всё это должно сопровождаться твёрдым, без тени сомнения, знанием, что опекаемый объект не только не «слабее» нас, а напротив, настолько крут, что всё мироздание (и мы, как его скромная часть) к его услугам.

Если, конечно, мы не хотим быть отравителями колодцев."
(с) МФ

@темы: МФ, цитаты

13:45 

А за кулисами Хайд и Джекилл пили виски на брудершафт...
Нашла у -shanni-.

А какой Мастер вы?)
Например я -...
Мастер Покоряющий Обед
Мастер Измеряющий Сон
Мастер Измеряющий Желание
Мастер Уменьшающий Неверные Миры
Мастер Хранящий Смерть
Мастер Измеряющий Старинные Вещи
И я даже не знаю, что из этих должностей мне больше нравится :)


@темы: МФ

11:34 

Как всегда - именно то, что надо

А за кулисами Хайд и Джекилл пили виски на брудершафт...
Результат гадания

Погадать.

@темы: Мысли вслух, МФ

11:25 

Диалоги о художниках

А за кулисами Хайд и Джекилл пили виски на брудершафт...
Мне хочется что-то писать, но не хочется прямыми своими словами о себе. Приходится брать чужие слова)

Диалоги о художниках
Альгирдасу


— Мне в Барселоне рассказали, что Гауди все время по городу с бутылкой восьмидесятиградусного абсента ходил, такой был пьянчужка. Это многое объясняет.
— В смысле он все эти годы пытался сделать ровненько и аккуратненько?!
* * *
— Такая сначала была хорошая затея — сюрреализм. Вдруг какие-то художники решают, что пора начать говорить о невидимом, непостижимом и непроизносимом. О таком, что в человеческий ум не помещается вообще, но в целого человека более-менее помещается. Вот как сон, который вспомнить невозможно, но он же был! И если как-то пытаться о нем говорить, то только языком искусства. Вот какой должен был быть сюрреализм! И вдруг внезапно на сцене появляется Сальвадор Дали, и начинается эстрада.
— Все эти циферблаты стекающие, да?
— И прочее такое же — в лоб. Вернее даже, что в лоб, что по лбу. Но цветное, красивенькое. Ровно та степень странности, которая помещается в человеческую голову маленькую, твердую, одна штука, второй сорт. И теперь считается, что это и есть сюрреализм. Даже у меня со словом «сюрреализм» первая ассоциация — Дали. Ужас!
— Пустили бы его делать театральные декорации. Задники для сцены. У него отличные задники получались бы. И времени ни на что больше не оставалось бы. И всем было бы хорошо.
— Точно! Ты тоже не любишь Дали? Дай я тебя обниму немедленно!
— Вот за это меня еще никто никогда не обнимал.
— Я тебя еще и за Гауди не побью теперь!
— Очень жаль. Потому что за Гауди меня тоже еще никогда не били.
* * *
— …вот некоторые художники умеют делать, а некоторые просто умеют найти мецената.
— Ха! Найти мецената — это такой талант, что нам всем и не снилось.
— Да. Вот я не нашел. Двадцать лет зарабатывал деньги, потом пришел сам к себе, сказал: давай я тебя издавать буду. И стал издавать книги (имеются в виду альбомы фотографий), одну за другой. Если бы не было денег, ничего бы не издал. И никто бы сейчас меня не вспомнил. И на Биеннале не позвали бы. И Национальную премию не получил бы. Хотя художник все тот же — я. Но без денег ничего бы не было. Сам себе меценат.
— Это еще ничего. Могло быть хуже. Вот прикинь, заработал ты все эти деньги. Приходишь потом сам к себе, говоришь: «Давай ты будешь меня издавать!» И сам себе: «Да ну, иди в жопу, фуфло ты, а не художник, я лучше самолет куплю».
— Какой самолет?! Там было максимум на пол-крыла.
— Ничего. Настоящего мецената, не желающего давать деньги гению, такие пустяки не останавливают.
* * *
— Нет никакой справедливости. Попасть в историю искусства — просто выигрыш в лотерее.
— А если ты очень крутой, сто пудов ни в какую историю не попадешь. Потому что настоящая тайна сама себя бережет. Ты, например, гений, а человечество — не гений. И ему пока такое искусство рано показывать, не переварит. Тогда тебя вообще никто не заметит. Ну или заметят, но в первый ряд точно не поставят.
— Вот как Клее, например.
— Да! Вот смотрит Вселенский разум с небесей: «Чо это там у нас друг Пауль затеял? Ой-ой-ой, куды ж он поперед батьки в пекло? Нельзя такое пока! Ой, чо делать, чо делать? Так. Выпускаем Дали. Щас он шум поднимет, внимание отвлечет, и все будет путем». Ну и выскакивает такой Дали — оп-па! И пляшет канкан. И все вокруг: «Ах, гений! Ах, сюрреализьм!» А Клее себе дальше тихонько свое херачит, ему-то пофигу.
— Или вот мы, например, свое тихонько херачим. А там на небесах…
— Вселенский разум уже задолбался эту эстраду на землю поставлять. У него бедного уже мозоли на тех местах, которыми сальвадордалей лепят! Но ничего не поделаешь, надо.
* * *
— Я был у нее дома один раз, помог пакет с вещами занести. Такая стандартная двухкомнатная квартира в панельном доме. В одной комнате все обычно, простенькая такая обстановка. Она говорит: «Брось пакет в другой комнате». Я открываю дверь, а там войти невозможно, вся комната заставлена…
— Картинами?
— Нет, всяким говном. Она его оттуда понемножку вынимала и на холсты клеила. Но сколько там наклеишь. Комната была заставлена так, что пакет некуда положить. А она мне кричит: «Наверх швыряй!» Я забросил пакет куда-то наверх кучи и быстро-быстро дверь закрыл, чтобы он обратно не вывалился.
— Вот удивительно. У меня в последней книжке ровно такая же ситуация с художником. Тоже дом так хламом завален, что дверь открыть невозможно…
— Вот! Теперь ты понимаешь, как у нее было много хлама? Я дверь-то всего на полминуты приоткрыл, а хлам оттуда в твою книжку вывалился!
(с) МФ


@темы: Шепотом ветра. Обо мне, О художниках, МФ, чужие истории

22:55 

А за кулисами Хайд и Джекилл пили виски на брудершафт...
Сегодня на мой невнятный вопрос, что-то вроде "Ну как у меня дела? Как я? Как тут?", книга открылась на интересном кусочке. Мне собственно и добавить нечего.

* * *
В сумерках разгорается старый уличный фонарь.
Это происходит так: сперва он медленно наливается бледным голубоватым сиянием, трепещущим, как пламя свечи на ветру. Причём чем ярче светится, тем сильнее дрожит. Потом вдруг ррраз – и гаснет.
И пауза.
И когда наблюдатель уже уверен, что фонарь больше не загорится, тот быстро и уверенно наливается тёплым оранжевым светом, таким ярким, что с непривычки приходится отводить глаза.
И это, конечно, очередная история о том, как всё устроено – тут и не только тут. Везде, вообще.

МФ "НяпиZдинг, сэнсэе"

@темы: Шепотом ветра. Обо мне, О художниках, Мысли вслух, МФ, цитаты

09:39 

Так много прекрасных работ

А за кулисами Хайд и Джекилл пили виски на брудершафт...
Сколько спрашиваю окружающих меня людей, для каждого книги Макса Фрая - это что-то свое. Для многих - интересное фэнтези, для кого-то мистическая проза. Многие эти книги любят, кто-то не понимает, кто-то не может читать.
Но для меня эти книги - это нечто особенное. Я понимаю, что фактически - это действительно фэнтези, фатастика и мистический роман, при этом так же четко осознаю - что это самый действенный сборник обучения магии, как таковое. Потому что магия - это умение договариваться с миром, любовь с миром. Для меня книги Макса Фрая - таблетка от печаль и тревог, окно, даже нет... карта в мир... даже нет в момент, когда ты человек и мир одновременно. И магия, и страх перед ней, и любовь к ней, и тревога из-за нее и счастье ее.
Даже сейчас, в период когда мне довольно хреново, и я чувствую эту скорлупу, в которой опять оказалась, книги Макса для меня - это способ эту скорлупу отменить. Вот еду в метро и начинаю улыбаться, криво, правым уголком рта, как приучила себя когда-то будучи глупым и прекрасным подростком. Но улыбаться искреннее. А не на автоответчике.
Это пока довольно мало, мне еще восстанавливаться и восстанавливаться, опять вспоминать каково это любить мир, каково это, когда мир любит тебя. Я это все знаю, но без напоминания начинаю паниковать, что забыла. А тут вдруг получается что нет.
Мне бы сейчас делом заняться. У меня фотографии висят, с Викой, с Натальей, с мамой. У меня камней много. Работать нужно. Дело всей жизни на то и дело всей жизни - что оно про жизнь.


@темы: Мысли вслух, МФ

15:14 

Задача человеческой жизни на земле состоит в том, чтобы отменять ад.

А за кулисами Хайд и Джекилл пили виски на брудершафт...
"Задача человеческой жизни на земле состоит в том, чтобы отменять ад. Всеми доступными средствами.
Тут такая хитрая штука получается, что его (ад) вообще-то уже отменили. Но это действие такой сложности и силы, что оставляет эхо. Которое повторяет, повторяет и повторяет. Ада нет, а эхо – есть. И вопрос только в том, что при этом делаем мы.
Каждый живой человек или отменяет ад в меру своих скромных сил, или участвует в какой-то совсем другой игре. Которая, при всей её (возможной) привлекательности – не о бессмертии. А о небытии. Не надо поэтому в неё играть.

Потому что мы тут, с виду такие глупые пакеты биомассы, сикось-накось перемотанные цветными верёвочками, с детства обученные заблуждаться и, кажется, больше почти ничему – чистый свет, радость, движение и сила. Ну или нас вообще нет. Одно из двух, чуваки.
Одно из двух."

Макс Фрай


@темы: Мысли вслух, МФ

11:08 

Part2. Актерское мастерство или что нам нужно?

А за кулисами Хайд и Джекилл пили виски на брудершафт...
Вчера была вторая встреча нашей группы с Криститой. Группа распалась и теперь нас меньше, а мне это даже больше нравится.

* Тут был длинный пост-размышление, который я нафиг удалила, решив оставить короткую запись: "Мне нравится работать с Кристиной Кузьминой и Со". *

Ведь пусть будет так:

Я это все к тому, что победить меня с некоторых пор стало невозможно. И не потому, что я такое уж крутое существо (я - существо "в мешочек", скорее). Просто я живу за рамками концепции соревнования.
Не может ведь самый клевый в мире бегун-прыгун победить, скажем, сторожа стадиона. По крайней мере, до тех пор, пока сторож сидит в своей каморке и режется сам с собою в какой-нибудь lines или, ну я не знаю, пасьянсы раскладывает. Чтобы победить сторожа, надо сперва убедить его побежать и/или прыгнуть. А это без применения пыток не всегда возможно.
Зато, если отказаться от концепции соревнования, атлету тут же открываются дивные перспективы. У сторожа в каморке ведь можно чаю с плюшками выпить. Ну или даже водки, втайне от тренера. Можно выпросить у сторожа на время его игрушку и вдоволь с нею поразвлечься. И, возможно, однажды, когда будет проиграно очередное Самое Главное Соревнование, сторож оставит у себя ночевать и не даст повеситься в сортире. Или, напротив, поможет - это уж как повезет.
Со сторожем можно дружить, одним словом.
Со мною тоже, в общем, можно.
Это, собственно, единственное, что имеет смысл проделывать с нами обоими: со сторожем и со мною.

(с) Макс Фрай


@темы: Шепотом ветра. Обо мне, Мысли вслух, МФ

10:29 

А за кулисами Хайд и Джекилл пили виски на брудершафт...
Житейский опыт должен быть как можно более разнообразным, иначе в один прекрасный момент останешься наедине со своими домыслами и фантазиями, которые наивно полагаешь знанием жизни.
МФ

Это я к тому, что моя жизнь стала такой насыщенной, что аж не знаю кого благодарить, каким божествам возносить хвалу и какого ангела щекотать за крылья.
Вчера сидела, собирала украшения, смотрела сериал, планировала прогулку и поход в театр, и в какой-то момент ощутила, как же много всего происходит в моей жизни, раньше я не могла уместить в себя одновременно фотографию и украшения, а теперь в меня вмещается и то, и другое, и отдельный фото-проект, и творческие идеи, и театр, и рабочий театр, и множество новых знакомств, новая работа и все это составляет такой большой запутанный клубок любви к жизни и доверия к миру...
Как же здорово жить на свете.
И внезапно понимаешь, что какие-то старые блоки и страхи уже не актуальны, просто вот стали совершенно простым делом, о них можно говорить, на них можно смотреть, и все на самом деле в порядке.
И хочется, хочется, хочется столько всего нового, прекрасного. Хочется исполнения желаний, сбычи мечт, чтобы задумки получились и все вышло так, как я хочу. Сейчас это особенно завязано на мой фото-проект. Я хочу, чтобы в нем приняли участие определенные люди, мне правда очень страшно им это предложить, и хочется, чтобы они сами узнали о проекте и предложили поучаствовать... :)
И еще хочу, чтобы с моими планами все получилось. В конце концов они достаточно сумасшедшие для этого ;)

@темы: Шепотом ветра. Обо мне, Мысли вслух, МФ

17:53 

А за кулисами Хайд и Джекилл пили виски на брудершафт...
День цитат МФ, все уже поняли :))
Внезапно снова и про меня тоже, наверняка, все было бы так же.

– Это тебе только кажется, – улыбнулась леди Сотофа. – Таким как мы с тобой никогда не удаётся вовремя сбежать от неприятностей. Потому что пока мы спешно собираем котомку и натягиваем сапоги, нам на голову успевает свалиться какая-нибудь бедная сиротка, которую в такие тяжёлые времена надо немедленно взять под опеку. А у той сиротки внезапно обнаруживается сорок штук рыдающих братьев и сестёр, индюшиная ферма в пригороде, и ещё простуженный дракон в подвале кашляет, его каждые два часа микстурой надо поить, чтобы не помер. И дыры в заборе заделать. И накормить всю ораву; чем именно – отдельный вопрос. Уложить их спать и стоять всю ночь у ворот с обнажённым мечом – а ну как злые люди придут обижать наших подопечных? В общем, к тому моменту, как нам удаётся вспомнить о собственных планах, выясняется, что уже прошло сколько-то лет или даже столетий, война благополучно закончена, и нам выносят официальную благодарность за неоценимый вклад в победу, каким-то образом сделанный в перерывах между исполнением колыбельной для банды обнаглевших сирот и попытками подоить соседскую козу для их пропитания. В этом смысле ты совершенно такой же конченый человек, как я, все бедные сиротки наши. И ведь не то чтобы нам с тобой так уж хотелось кого-то опекать. Просто так всегда складывается, и ничего не попишешь. Каждому даётся ноша по силам – так говорят. Хотела бы я однажды узнать, кто стоит на раздаче. И надрать ему уши, чтобы неповадно было.

@темы: МФ, Мысли вслух, Шепотом ветра. Обо мне

17:23 

А за кулисами Хайд и Джекилл пили виски на брудершафт...
Все мое отношение к эзотерической стороне жизни и всех ее "страшных" и "прекрасных" гранях в одной фразе:

....если магия привела к войне, значит это фуфловая магия....


....Если по мере возрастания личного могущества в тебе становится меньше любви, значит это какое-то не то могущество.

@темы: Мысли вслух, МФ, Для памяти

главная