Alexandera
А за кулисами Хайд и Джекилл пили виски на брудершафт...
Перечитываю сейчас "Мастер ветров и закатов" МФ. За что люблю эту истории, да все истории, которые он сейчас пишет - они не про страх, даже нет, они про отсутствие страха.
Все стихи взяты именно оттуда.

Только закрыв глаза
на границе между Миром
и грудой его веселых обломков,
из которых складывают сновидения,
можно вспомнить, что Тень твоя – ветер.
Дует над степью, заросшей черной лиловой
белой колючей сияющей красной
горькой на вкус выгоревшей живой
неназываемой непостижимой,
а все-таки просто травой,
на краю того Мира, что ты никогда не увидишь,
даже если откроешь глаза.


Странное сейчас время. Я уже не помню, что писали Хроники про него, для меня это - время перемирия. Ты навоевался, накричался, настрадался, набегался, навыпендривался, нарассуждался, наразрушался, нараздергивался. И вдруг остановился. И теперь смотришь на себя с недоумением, обидой и удивлением - где я столько дырок наполучил, когда это я свое сердце намучил, когда это я свое тело обидел, когда это я все эти стрелы пропустил, когда это все произошло, зачем почему как так. Я ничего не замечал. А теперь вдруг заметил.
И стоишь такой на перепутье миров, посреди бескрайней пустыни, а рядом топчется твой персональный Арабский Кошмар, дергает, типа, эй, мы ж недовоевали, недопугались, недообосрались, недокричались, недонападались, ты чего это на меня не смотришь. А ты отмахиваешься от своего Арабского Кошмара, слушай, ну не сейчас, не до тебя, у меня тут все эти дырки, прорехи, стрелы, копья, раны, муки - мне же сейчас себя исцелять надо, лечить, холить, лилеять, не свехнуться. Давай потом, ты иди там, потом как-нибудь, в другой раз. И Арабский Кошмар пожимает плечами и уходит, а что ему остается.
А ты обращаешься к миру - эй мир, мне бы иголки и нитки, прорехи все зашить, мне бы воду, мертвую и живую, телу помочь, зелье лечебное, ну хоть компот вкусный. И мир кивает и послушно приносит тебе и иголки с нитками, и воду и мертвую и живую, и компот, и зелье и еще что-то.
И ты сидишь посреди свое личной пустыни, но уже безо всякого кошмара. Зашиваешься, пьешь компот, закусывая его мертвой водой, мажешься зельями, запивая их водой живой. От мертвой воды у тебя гибнет внутренний Кошмар, от живой воды затягиваются Кошмарные раны.
Думаешь. Как же я так.
Но хорошо, что сейчас увидел.
Работы у нас много, очень много.
Но уже начали.
А значит все получится. Лучше прежнего.
И все будет действительно хорошо.
А вокруг в твоей личной бесконечной пустыни, пока ты зашиваешь собственные прорехи, начинают расти деревья.
И мир кивает, будет, куда деваться.
И предлагает еще компота. И на всякий случай включает музыку, прежде чем ты успеваешь попросить.
Такое вот время. Такой ты.



@темы: музыка, картинки, Шепотом ветра. Обо мне, Тому, кто без страха бродит по жизни - вход воспрещен (с), О художниках, Мысли вслух, Для памяти